Родовое поместье: переоценка ценностей.

Глаза Природы

Самое интересное в жизни за городом – встречи с глазами Природы. Вот ёжик повадился в гости на вечерней заре, деловито обшаривает собачью миску в поисках каши. Глаза-бусинки сверкают любопытством, с каждым днём всё более доверчиво. Любит сыр, масло, молоко.
В огороде, в куртине сорняков, притаился крошечный пушистый комочек. Ой, да это зайчик! - несколько дней от роду всего, а уже прячется и удирает… Жаль, что зайчика огородного не бывает: либо зайчик, либо огород. Также, как козёл и капуста. Путь зайчику далёкий, на дальний край поля по-ближе к лесу, там ему самое место.

На иве у поворота свила гнездо общительная сова. Кажется, «ушастая». Два совёнка, невообразимо очаровательных, дежурят по очереди на краю гнезда. Торчат, покачиваясь на слабых ножках, хлопают глазёнками на прохожих. А в поле живёт семья горностайчиков. Норка не больше мышиной. Длинное гибкое тельце, белоснежная шёрстка и чёрный мазок на хвосте. Детёнышей штук шесть. Выживут ли?... сов много, и кошки их переловят, если найдут.
 
А сколько птиц! Столько расцветок не видела за всю жизнь. И ни одной вороны! Хотя есть вОроны. Тетерева прилетают. Садится жирная громадина на самую тонкую веточку наверху, и качается под ветром: это сторож-разведчик. Через десяток минут начинают подлетать остальные, все на одно дерево. Рассаживаются, заводят меж собой разговор… А зимой появляются снегири, настолько яркие, что не верится в их настоящесть. Что и говорить, у Природы множество глаз, их встречаешь на каждом шагу и каждый день.
 
Но более всего поразила самая первая встреча. Мы тогда приехали недавно из города, вместе с любимым псом, а на дверях сельского магазина объявление: «Продаётся телятина недорого. Звонить …» и телефон. Отлично! И нам еда, и собачке. Позвонили, договорились, приезжаем. И вот заводят нас хозяева на скотный двор, и выводят телёночка из хлева … мы замерли … огромные печальные глаза и заинтересованные одновременно, доверчивый как ребёнок, на высоких тонких ножках... Губами к руке потянулся, тычется носом в ладонь за угощением… ростом чуть больше нашего пса...
Сельчане спрашивают нетерпеливо: «Ну как, нормальный? Не худой?» - чтоб, мол, не говорили потом, что мяса мало, одни кости брать не будем. А мы онемели… мысли разбегаются… понять не можем, на каком свете… Промычали что-то эхом, типа «нормальный», и скорей со двора. «Подождите полчаса, - вслед говорят, – мы вам его вынесем.»
...За те полчаса мы много чего передумали. Поняли, как город скрывает убийство. И лишает ответственности. Удирать не стали. Но воочию осознали, что означает колбаса и сосиски в магазине. Нет разницы, резать ли телёнка, собаку или кошку: все они домашние, ручные, доверчивые, все видят в человеке руководителя и учителя. А мы ножом по доверию… Твёрдо решили, никакой живности на убой заводить не будем.
Телёночка мы, конечно, есть не стали, отдали псу. Деньги сельчанам заплатили, «мясо» забрали и долго приходили в себя, пытаясь оправдать своё соучастие в убийстве. О родовых поместьях тогда ещё не читали. С трудом представлялось, как же надо жить людям, чтобы не вредить ничему живому. Как надо питаться, чтобы обойтись без зла. Времена были последефолтовые, деревня выживала как могла, у сельчан, зарезавших для нас телёнка, были веские причины взяться за нож. Да и нет на деревне жалости к животине, они не живут, а выживают за счёт подсобного хозяйства. Детей с детства приучают потребительски смотреть на будущее мясо. «Зачем собаку кормишь? Ты лучше курятину корми». Часто встречается  необоснованная жестокость. Чувствует человек своё предательство беззащитного существа, и чтобы заглушить скребущее чувство вины, проявляет злобу и жестокость. К тем, кого намерен со временем убить.
 
Быть мясоедом или становиться вегетарианцем, каждый решает сам. Но убийство животного должно ложиться на совесть поедателя. Хочешь мяса – режь скотину сам, лично. Или иди охотится на дичь. По-моему, это будет справедливо. А какую живность можно держать, чтобы обойтись без убийства? Скажем, взять ту же корову. Которая будто бы (с точки зрения горожанина) молоко даёт и содержится вовсе не ради мяса. В реальности коровка молоко «даёт» не с перепугу или от избытка чувств, а ради кормления телёночка своего. Которого человек отнимает и убивает, чтобы забрать себе молоко. Не будет корова каждый год телёночка рожать – не будет у неё молока. Даже если всё время доить не переставая. Молока становится всё меньше, оно изменяет вкус и состав так, что его пить не станешь. Та же почти история с козами.
Некоторые думают, что резать кур – проще. Но достаточно посмотреть один раз, как они ватагой бегут выпрашивать у гостя подачку. Пока лезу в карман за угощением, петух невдалеке зорко следит за каждым движением руки. Не дай бог чужак обидит любую из его подопечных! Ох уж ему достанется: и глаза выклевать может, и лицо расцарапать. У кур довольно глупый вид из-за круглых глаз, но они откликаются хозяйке, как и любое другое домашнее животное. Наше пренебрежение к курам вызвано их хлопотливостью и домовитостью. Мол, суетятся много. Но суета оттого, что куриный век короткий. Как у многих птиц. К доброте и понятливости имеет мало отношения.

  Может, брать у них яйца, а курятину не есть? Может. Яйца «природных» кур вкусные обалденно! Только и куры – живые существа, а не фабрика по производству яиц. Они цыпляток хотят высиживать. Год спокойно несутся, а дальше начинают квохтать. Когда курица «занасестилась», яиц уже не жди. Либо в наседки её отпускать, либо под нож… Опять проблема.

  Только проблема эта всё-таки не в животных. Она в человеке. Не назначено нам Природой убивать. Мы не хищники плотоядные. – Но и не совсем травоядные мы, к слову сказать. Мы плоДоядные, плоды трав и деревьев нам лучше всего в пищу употреблять. Зёрна, ягоды, орехи, грибы, травы, овощи и фрукты.

Биоразнообразие

И в этом смысле 1га родового поместья – роскошный уголок плодового разнообразия, недоступного на дачных 6 сотках. Все задумки можно легко воплотить. Плодовые деревья и кустарники посадить с избытком. Не в одном месте потесней, а вразброс, по-дальше друг от друга, чтоб не болели от скученности. Яблони, груши, сливы, вишни, малина, смородина, крыжовник, арония, актинидия, виноград… - все плодоносят обильно, а времени по уходу в сотни раз меньше, чем за огородом. В живую изгородь посадили рябину и боярышник разных сортов, черёмуху, барбарис, терносливу, облепиху и алычу. Лещина растёт на опушке леса, да и несколько яблонь туда же. Лет через 8 после посадки в соснах маслята начали собирать, а через 10 в ельнике – рыжики. Зимой грибной суп - без забот, пора второй морозильник покупать для фруктово-ягодного изобилия. Со временем и кедровник вырастет, орешками порадует.
 
Не плодовые тоже забывать нельзя: липовый цвет в чай на зиму, берёза и клён сладкий сок могут давать (только жаль их кромсать), сосны – строевой лес и фитонциды, ольховые семена обожают белки, да и сама ольха – из пород красного дерева. Дуб тоже ценится древесиной, а желуди раньше на муку шли и в корм скоту. Про дрова дубовые уж не говорю, всем дровам дрова, только жалко дубы в топку кидать. 

Нет, пожалуй, в природе ненужного человеку дерева. Взять хоть иву вездесущую – сорное, настырное, руби-не-выкорчуешь, а ведь к ней первой по весне пчёлы прилетают, пыльцу с серёжек берут. Первый корм, самый важный. И зайцы зимой лакомятся, нижние ветки грызут и в сад к яблоням уже не лезут.
И травы нет ненужной. Многие полезные, вкусные растения радуют не хуже цветов.

  Ранней весной выламываем отбеленные молодые побеги спаржи: они похожи на огурцы и с лёгким ореховым привкусом. Спаржа это аспарагус, его нежные веточки добавляют в букет для красоты. Летом они привлекают внимание ажурным кружевом мощных побегов. И ревень кормит сочными черешками по весне. Компот из него просто объедение, и свежими хрустеть приятно. До середины лета громадные листья ревеня остаются украшением лужайки, а мощный цветонос с белой пеной цветков собирает жуков-бронзовиков. Пятна земляники, как живые, ползут каждый год на свежее место. Удержаться от поклона невозможно, красные брызги рассыпаны по лужайке и каждая требует: «Съешь меня!». В другом уголке разрастаются куртины душицы, сами по себе, цветут красиво, долго и отличная добавка в чай. Только не ленись сушить. Девясил, подсолнух, топинамбур – радуют каждый в своё время яркой желтизной солнечных цветов. Да что проку перечислять! Их целое море - целебных, ароматных, удивительно разных, громадных и мельчайших цветов и растений, так или иначе полезных человеку.

Всё в природе человеку полезно! Вот только природе от человека – кругом один вред… Так хочется это изменить! Хотя бы на участке своего поместья. Научится создавать красоту, да ещё совмещённую с пользой. Предки называли это сотворять благолепие. Такое словосочетание гораздо приятнее по звучанию, чем «ландшафтный дизайн», и полнее по сути.

Красота, соединённая с пользой, сильно отличается от стриженого газона. Это скорее буйство жизни - в роскоши цветущего поля, в изобильной сочности луга, в тенистых зарослях леса. Уголки благолепия взрастают медленно, но будут, будут они в нашем саду! Вот только с огородом нелады: огород каждый год заново сажается, не природа его растит, а человек. Дело рук человека подчас выглядит космато и неказисто, и мои руки не исключение. Что ж, огородное благолепие ещё предстоит освоить. Для начала будем у природы учиться, наблюдать, повторять. Вот где простор мысли и фантазии: заметить, что как растёт, когда цветёт, с какими соседями уживается, и обустраивать свои грядки-цветники не хуже самой Природы.

Эта задача, подозреваю, станет по плечу только молодому и шустрому поколению, что родится в целебном поместье, на благодатной земле. Благодатной землю мы сделаем, изучив основные законы Природы. Не примитивно-механические типа закона тяготения, а глубокие и многообразные связи всего со всем.
 
Например, один из первичных законов изобилия и буйства природы гласит: «Чем разнообразнее видовой состав растений, тем устойчивее экологическая система». Это значит, что при разнообразном соседстве меньше болезней у растений и реже бывают вспышки численности вредителей, с которыми надо бороться химией ради сохранения урожая (или самого растения). Где много растений, там и букашек много, они разные и разными растениями могут питаться. Бабочки, паучки, мотыльки, гусенички, жуки, муравьи, тли… Многие из них работают как опылители, и в свою очередь служат кормом для птиц. До цифры в «300 видов многолетних полезных человеку растений» я ещё не дошла, но наращиваю разнообразие всеми доступными способами.

По моим подсчётам, то, что мы уже посадили за 10 лет освоения, насчитывает около 140 видов.  И эффект заметен! Несомненным достижением своего молодого поместья, поместья-подростка, считаю, например, отсутствие колорадских жуков на картофеле. Пять лет назад они ещё были, а теперь их уже нет.
 
Чтобы растений было много и разных, требуется плодородная почва. Забавно-познавательно читать на форуме, как начинающие помещики пытаются взрастить урожай кто на глине, кто на песке. После первых ошибок и неудач придёт опыт, понимание, и останется их потомкам великое чудо: живая земля под ногами. Повысить плодородие – целая наука, нам ещё долго её изучать придётся. Это только ломать да портить быстро выходит. Впрочем, и здесь размер территории помогает. Ведь главное для плодородия - органика, а самая доступная органика это трава. В одном месте косишь, в другом складываешь, получается перераспределение плодородия на участке. Точнее, изменение скорости его накопления. На скошенном плодородие не падает, только накапливается медленнее.
 
Всё подряд косить нельзя. Надо и заповедные участочки оставлять. И «под ноль» выстригать не годится, хиреет от этого природа. Не все травы косьбу выносят, не все жучки-паучки могут на скошенном себе корм найти. Снизится биоразнообразие – жди болезней или вспышку вредителей. Так наяву, практически понимаешь, что брать у Природы можно только избыток её даров, нельзя обдирать как липку и брать последнее: себе же хуже.

Обустройство

Хлопотно, конечно, первое время. Дом строить, растения сажать, за огородом успевать. Впрочем, куда и спешить, если создаешь на века? Вот только средств надо иметь достаточно для строительства. И сил физических, и финансов. Дом поставил – уже и жить можно, огородину на еду выращивать, всей семье здоровье укреплять. Урожай собрал – понимаешь, что домом дело не кончилось: нужен погреб для хранения урожая. Значит опять стройка. Зиму с урожаем зимовать –дрова нужны и дровник, где их сложить. Опять стройка. А зимой помыться надо, да и круглый год вода необходима – скважину бурить надо, либо колодец копать, и конечно же строить баню!
 
Штабель со стройматериалами не переводится из года в год, сарай с инструментами переполнен мелочами на будущее и в запас. А без запаса никуда: магазина под боком нет, как в городе, служб быта и ремонта тоже нет, за всякой мелочью не набегаешься. В деревенском доме всегда много подсобок, и много вещей, которые не бывают нужны в городе. Оттого же в деревне ценятся хорошие отношения со всеми – помощь может понадобиться в любую минуту. Доставка транспортом дорогая, да и возможности часто нет купить немедленно сломавшуюся вещь. Скажем лебёдку, вытащить машину из грязи. Или болгарку, чтобы спилить на сарае заевший замок. Значит, пойдёшь у соседа просить, а после он у тебя. Ну там гвозди, петли, замки, скобы, диски, свёрла, шайбы, винты и прочее у хорошего хозяина должны быть в запасе всегда, как соль с макаронами у хозяйки.
 
Вот пронеслась очередная напасть: в ноябре 2009-го президент Медведев подписал федеральный закон об энергосбережении и повышении энергетической эффективности. С начала 2011 года планируется прекратить производство и продажу в России ламп накаливания мощностью 100 ватт и более, с 2013 года - 75 ватт и более, а с 2014 - мощностью 25 ватт. Чем будем освещать дом? Уже покупаю лампочки накаливания про запас, потому что хорошего решения для освещения дома пока не вижу. Светодиоды очень дорогие, а люминисцентные лампы - вредные. Разве что перейти на свечи…
 
И кто этого троянского коня президенту присоветовал? Разве он не знает, что энергосберегающие лампы, как и люминисцентные, наполнены парами ртути? Повреждение колбы мигом превышает допустимую концентрацию паров ртути в 160 раз. За один раз не умрёшь, но ртуть накапливается, отравляя организм: мозг, нервную систему, лёгкие…
 
Эти жутко дорогие лампы мы купили в надежде съэкономить. Но в действительности на них можно только разориться! В цоколе энергосберегающей лампы целый мини-компьютер. Это электронная пускорегулирующая аппаратура, которая не выдерживает деревенских перепадов напряжения. Три лампы сгорели одна за другой, не прослужив и месяца. Две оставшиеся мы отдали родственникам в Москву: может хоть там дольше послужат. Может, я одна такая? – Нет, интернет переполнен отрицательными отзывами (горожан!): недолговечны, опасны, расчёты красивые, а денег не оправдывают, сгорают при скачках напряжения и частого включения-выключения (например в туалете, коридоре, кухне), быстро падает яркость и меняется спектр, устают глаза, не подходят к имеющимся уже светильникам (придётся их тоже менять). Стартёр (в цоколе) выбрасывается вместе с лампой – хотя у обычных трубок дневного света может меняться отдельно только лампа. Спрашивается, где же тут энергосбережение на государственном уровне? Сколько энергии надо затратить на производство такой «энергосберегающей» лампы? И сколько на утилизацию? Куда денутся люди с наших заводов, если всей страной на импортные лампы переходить?
В общем, вывод после штудирования интернета не поменялся: «сберегайка» в 15-20 раз дороже, высокотехнологична, ненадёжна (в условиях села особенно), к тому же импортная: кормим чужой народ.
 
Но самое страшное не это: куда девать перегоревшие лампы? Ртуть относится к первому классу токсичности, это чрезвычайно ядовитое химическое вещество. Её нельзя бросить в мусор ни в городе, ни в поместье. И если в городе приём ламп ещё можно как-то организовать, то на бескрайних просторах России… сильно сомневаюсь. Запрет ламп накаливания обернётся очередной бедой. Горожанин легко швырнёт лампу в ведро - а уж когда там лампа разобьётся, и кого она отравит своими испарениями, его не особо волнует. И вот лампа уже на свалке, как и другие её люминисцентные собратья. Сбор и утилизация которых не налажен до сих пор. В городе действует принцип «с глаз долой – из сердца вон». Ни один житель поместья так поступить не может в принципе. Потому что самая главная забота в поместье – забота о безопасном будущем для своих детей. А главная опасность в поместье – это именно утилизация мусора. Она с годами выходит на передний план, и чем дольше в поместье живёшь, тем отчётливее понимаешь важность решения мусорного вопроса.

Мусор

Весь мусор в моём доме утилизируется по-разному, и предварительно сортируется. Складывать пищевые остатки отдельно от бумаги и всего, что пойдёт на костёр, так крепко вошло в привычку, что по приезде в Москву каждый раз долго сомневаюсь, прежде чем выбросить домашний хлам и очистки в одно ведро. Так и тянет рассовать их по разным пакетам.
 
Вся органика поместья уходит на компост, а второе ведро для сжигания относится к кострищу. Туда попадают и консервные банки (они распадаются после обжига за 2 года), и полиэтиленовые пакеты (в них нет хлора, при сжигании не образуются диоксины, только пары парафина), также многослойные пакеты из-под соков и молока, но без пластиковых вставок и крышек (их выдираю и складываю отдельно), ну и конечно бумага. Картон не сжигаю: это очень ценный «мусор», он уходит на укрытие почвы под растениями, чтобы ограничить рост сорняков.
 
Серьёзную проблему представляет утилизация пластика и стекла. А также пенопласта, поролона и резины. Их нельзя сжигать, они выделяют при сжигании сверхтоксичные вещества. У меня волосы зашевелились на голове, когда решила выяснить по-подробнее, в чём же там проблема. Оказалось, в большинстве отходов содержится фосфор, хлор и сера. Сера и фосфор при сжигании становятся летучими и наносят вред окружающей среде. Другие полимеры, содержащие азот или фтор, тоже неизбежно выбросят в атмосферу ядовитые соединения. Хлор активно реагирует с органическими продуктами, даже при небольшом нагреве образуются ядовитые вещества диоксинового ряда.
 
Причина исключительной токсичности диоксинов — способность подавлять или изменять жизненные функции. Они внедряются в цепочки ДНК, активизируя целый каскад нарушений обмена веществ, работы нервной системы, вызывая гормональные расстройства, изменения кожных покровов, ожирение, подавляют и ломают работу иммунной системы, резко замедляют половое созревание и нередко приводят к женскому и мужскому бесплодию. Диоксины не разлагаются микробами и накапливаются в почве годами, многократно переносятся по цепям питания и тем самым длительно воздействуют на живые организмы… Иными словами, сжигать в поместье или на даче пластик, это всё равно что готовить своим потомкам бомбу замедленного действия.
 
Что же делать нам со стержнями шариковых ручек и тюбиками крема, корпусами бытовых приборов, прозрачными ПЭТ-бутылками, лейками, шлангами, линолеумом, пластиковыми мисками, вёдрами… и т.д. и т.п.? Сжигать их уж точно нельзя! Но пластик быстро накапливается, он недолговечен, в отличие от металла. Стареет от солнечного света, становится хрупким на морозе. Лучшее решение - не покупать вовсе. Но к такому подвигу я ещё не готова. Слишком прочно пластик вошёл в наш быт. Мой выбор возможных вариантов утилизации остановился пока, скрепя сердце, на временном решении: собирать пластик в одном месте в большую яму (лучше бы в сарай), в надежде приобрести когда-нибудь измельчитель отходов. Мусорную крошку можно хотя бы пускать как гравий на посыпку дорожек или на изготовление бетона. Но купить измельчитель – это очень-очень дорого!
 
А пока в бетон я замоноличиваю стекло, по возможности целиком. Вместо бутового камня. Получается, кстати, весьма существенная экономия усилий и материала. Единственная проблема в том, что у меня пока нет столько бетонных работ, сколько есть стекла и подходящего для бетона пластика и металла, который хотелось бы в этот бетон запихнуть. Поэтому многие «наполнители» бетона ждут под домом в коробках и мешках. В основном это стеклянные банки и бутылки (банки треснутые, а бутылки собраны по окрестностям для очистки природы), ещё медицинские пузырьки, батарейки, сломанные часы, колотые чашки, даже старая клавиатура (хотя её использовать в бетон уже неудобно). Изношенная обувь тоже идёт в яму к пластику: везде синтетическая подошва, часто и верх. Резиновые сапоги и шины – туда же: если сжечь 10кг шин, то в атмосферу выделится 2.7 кг сажи и 4.5 кг токсичных газов.
 
Для пенопласта (и поролона) есть сомнительное применение в земле, если поломать (или порвать) его на мелкие кусочки и закопать. Жаль только времени, возится долго. Им можно и что-нибудь утеплить, хотя ни один здравомыслящий строитель не станет лепить утеплитель из кусочков пенопластовых подложек для продуктов, или фигурной пенопластовой упаковки от электроники. Когда большинство людей станут жить в поместьях, есть надежда, что промышленность дружно перейдёт на более экологичную упаковку. На опилки, например. Ну или хотя бы на пенопластовую крошку. Она хоть и липнет к рукам, когда наэлектризуется, но это уже полноценный строительный материал. Удобный и однородный.
 
Мы не столкнулись ещё с проблемой утилизации мебели, холодильников, мониторов и прочей крупной техники.. Но полны решимости произвести её собственными силами и на территории поместья. В этом весь смысл продвижения к новой, биологической цивилизации. - И к переоценке значимости потребления. Что мы оставляем нашим внукам? Землю, нашпигованную отходами, или сумеем всё-таки преодолеть себя и отказаться (пусть даже постепенно) от синтетических материалов, от излишков комфорта и роскоши, от химических лекарств, от покупных продуктов питания? В городе выбросил - и забыл, что выброшенное тобой приехало к кому-то под нос в пригороде, на городскую свалку. Необходимость утилизировать мусор в поместье сразу расставляет все ценности на свои места. Жизнь на земле толкает совершенствовать себя, а не увеличивать горы отходов вокруг.

Самосовершенствование

Совершенствовать себя означает становиться крепче, здоровее, выносливей, умнее... Взять терморегуляцию. Мы живём в домах (и носим одежду) только потому, что привыкли к теплу. Но даже городской изнеженный современный человек при переходе к зимним холодам увеличивает самообогрев примерно на 15%. И меньше мёрзнет. А если увеличить на 30%? Или на 50%? - можно зимой без шубы ходить (и даже в сугробе спать).

Температура в нашем доме поддерживается на уровне +16°-+19°С. Чтобы повысить её всего на 2-3°С, до +19С°-+22С°, необходимо сжигать почти вдвое больше дров. Проверено опытным путём. Поскольку дрова с неба не падают, перерасход сказывается в лишних затратах денег и сил (распилить, поколоть купленный лес). Поэтому для нас совершенствовать терморегуляцию своего тела означает не просто терять зависимость от погоды, но и круто экономить.
 
Здоровье и само крепнет от чистого воздуха, физической работы и целебных травок на любой вкус. И земля не накапливает стойкие вещества после приёма некоторых видов лекарств: от лекарственного загрязнения почв и подземных вод уже страдают курортные города Европы. Но самое важное для здоровья это свежая разнообразная зелень: клетки тела постепенно преобразуются в то, что мы кладём себе в рот. Консерванты, красители, загустители, стабилизаторы, ароматизаторы, разрыхлители – постепенно становятся нашим телом. Если городской пищей питаться и законсервироваться ещё при жизни, то вечность, как выяснили недавно в Европе, грозит только трупам на кладбище. В западном обществе переполох - похороненные 30 лет назад покойники выглядят как новые. Созвали конференцию, не знают, на что грешить: на экологию, отсутствие правильных микробов в почве, или на питание? Добились-таки вожделенного бессмертия тела без души…
 
Выходит, мёртвой едой питаешься – в труп и превращаешься (да так им и останешься). При жизни передаёшь потомству ослабленный иммунитет и мало жизненной силы. Хотя похоже, кое-кому этого только и надо. В Европе потихоньку обкладывают законами натуральные продукты и терапии (витамины и микроэлементы, травы), чтоб люди лекарствами лечились, а не природой, за деньги, и за хорошие деньги. Мудрые древние считали, что «еда должна быть лекарством». А современные глобализаторы уверены, что «кто контролирует продовольствие, тот контролирует мир». Землю прибирают к рукам, изобретают ГМО. Оно, ГМО, и вовсе названо новейшим видом биологического оружия – на одном из заседаний комитета НАТО в Бельгии, года 4 назад. Значит, нельзя нам брать корм с чужой недоброй руки, своё всё надо выращивать. Иначе горожане вымрут как мамонты, и в первую очередь те, у кого нет хотя бы дачных 6 соток. Тот, кто может хоть изредка срывать с куста свежую ягодку, восполняет часть сил. Ведь в свежих плодах содержатся самые тонкие энергии, растение лучшие соки для плодов и семян своих отдаёт. Свежесть всегда легко обонянием распознать: замороженные ягоды и лежалые фрукты никогда не пахнут так ароматно, как свежесорванные. Через запахи можно восстановить энергию не хуже, чем глядя на восход солнца, прислонившись к дереву или пообедав.
 
Про воду тоже можно многое рассказать. Этот жидкий кристалл имеет легко изменяемую структуру и записывает информацию обо всём окружении. Вода чистого, насыщенного жизнью пространства отличается от водопроводного суррогата как … живая от мёртвой. Свою воду мы пьём без всякого кипячения. А сын её увозит в город канистрами, чтобы пить до следующего приезда: вкусная вода! И еда вкусная: свои помидоры и картошку с закрытыми глазами от покупных отличу, да и от соседских тоже. Не потому, что у соседей невкусные, а потому, что у меня – мои, а у них – ихние. Вкус другой и аромат, хотя качество хорошее. Это как аромат души, у каждого свой и передаётся растениям.
 
Потому в тело ребёнка, рождённого в поместье, с самого рождения вплетаются энергии чистой воды, полезной еды, всех целебных эфиров поместья. И это совершенно иной качественный уровень бытия. Быть может, таким детям с рождения будут доступны способности, в целом не очень-то удивительные, но проявляющиеся сегодня только у единиц: целительство, экстрасенсорика, ясновидение и прочее...

Но это произойдёт, когда новый образ жизни - в творческой самоотдаче ради будущего - вытеснит ценности потребления и повальную безответственность.

01 марта 2010 года
Миранда Абеляр, Калужская область

http://rpmira.org/forum-topic/368#comment-397

Опыт помещика: